Ашберн
16.1 ℃
Пасмурно, туман
28 Июля, Четверг 17:00

Юрий Марычев. В прямом эфире о Республике Казантип

В некотором царстве, в не таком уж далёком республиканском государстве, именуемом Казантип, совсем скоро в 19-ый раз начнётся праздник Музыки и Счастья, который продлится без малого месяц. Подготовка к мероприятию почти закончена, а Президент и правительство давно на месте. Нынешний Министр Песни и Пляски Юрий Марычев рассказал как обстоят дела в деревне Поповка за несколько дней до старта проекта.
За плечами Юрия Марычева работа менеджером популярной в начале нулевых группы ППК, ставшей первой российской командой, прорвавшейся на третью позицию Британского музыкального чарта, создание и управление по сей день маркетинговым и букинг-агентством One Music, руководство в разное время проектом "Пикник "Афиши" и фестивалем FortDance, организация московского выступления Лорана Гарнье в рамках года Россия – Франция и многие другие достижения. В 2005-м году Юрий стал одним из инициаторов создания Зимней Музыкальной Конференции в Сочи. Главный проект для него сегодня - добровольное общество любителей ботаники Gardens Live - общественно-частная инициатива, целью которой является создание благоприятных условий для органичного городского отдыха, реконструкция и развитие коллекций растений старейшего ботанического сада в России "Аптекарский огород".
С конца 2010 года Юрий возглавил Министерство музыкальной культуры Республики Казантип - единственной республики электронной музыки и танца, которая почти 20 лет существует на крымском побережье Чёрного моря.
Юрий Марычев. В прямом эфире о Республике Казантип
Юра, твоё имя известно по проектам ППК, One music, FortDance и многим другим. Как давно ты в индустрии и как в неё попал?

Моей первой работой была продажа пиратских кассет на рыночке возле ДК "Горбунова" с 1994 по 1999 год. Могу сказать, что многие мои ровесники, кто крутится сейчас в российской музыкальной индустрии, вышли из этого "великого" места. Так получилось, что с тех пор я всё время занимаюсь какой-то административной или менеджерской работой, связанной с музыкой. Из "пиратского" состояния я "вынырнул" в реальный мир с помощью группы ППК, пригласивший меня помогать заниматься проектом. Совершенно неожиданно был подписан контракт, что стало для меня карьерным лифтом. В то время я даже по-английски плохо разговаривал, а уж в терминологии, делопроизводстве, этике английского шоу-бизнеса ничего не смыслил. Переговоры о возможности пятилетнего контракта, которые проходили на 38 этаже компании Sony Music,  перевернули моё представление о том, чем надо заниматься.

А кем ты хотел стать в детстве?


Директором студии звукозаписи.

Прямо в глубоком детстве ты мечтал об этом?

Первые размышления были уже лет в 13, когда я серьёзно задумался, чем заниматься в жизни.

Тебя на это подвигло прослушивание детских виниловых пластинок?

Нет, в детстве я не особо слушал сказки на виниле. Позже, когда я оказался в одной студии с группой ППК – наш московский офис был по совместительству и студией - я потратил 4 дня, чтобы свести пластинки. У меня ничего не получилось. Последняя попытка была предпринята в 2000 году. С тех пор я  не беру в руки пластинки (смеется).

Такого лидера как у Казантипа нет ни у одного музыкального проекта или фестиваля.


Почему именно ты был назначен Министром Песни и Пляски в Республика Казантип?

У меня хорошие профессиональные навыки и немалый опыт в сфере организации разных мероприятий, в том числе и масштабных. Плюс ко всему, на момент предложения, я был свободен, чтобы заняться этой работой. Так что все сложилось как нельзя лучше.

Сколько лет ты посещаешь Казантип, и что он для тебя значит?

Впервые я оказался на Казантипе в 1998 году, тогда ещё на базе отдыха "Рига". Посещал мероприятие время от времени, но никогда не приезжал 2 или 3 года подряд. Последний раз был в 2009 году, и та разница, которую я вижу здесь сейчас, поражает даже мое воображение! Это очень серьезное развитие во всех отношениях – инфраструктура, архитектура, организация. Со своей стороны я пытаюсь продемонстрировать развитие в музыкальном плане, и понимаю, что предела росту практически нет. Меня это очень мотивирует.

     

А какие именно изменения в музыкальной политике ждут Казантип  с твоим приходом на пост Министра? Что ты планируешь привнести нового, от чего ты избавишься раз и навсегда?

Мне в любом случае хочется продолжать традиции, в этом огромный смысл. Ведь Казантип весь состоит из традиций, особых эпизодов и я бы даже сказал легенд. Очень многое, начатое и сделанное моими коллегами-предшественниками, сохранилось. Так что в целом политика не меняется, а просто становится более систематизированной. После небольшой инвентаризации, мы видим, что количество международных артистов стремится к паритету - на каждого русского или украинского артиста появляется иностранный, который может добавить красок музыкальной картине. Кстати, прямо сейчас передо мной первая распечатанная версия лайн-апа, которая занимает 6 листов формата А4, склеенных между собой.
В этом году мы привлекаем большое число артистов из стран ближайшего региона - Румынии, Молдавии, стран бывшей Югославии, Польши, Чехии, Греции. Таким образом, Казантип может звучать действительно по-особому, но при этом быть актуальным с точки зрения глобальной картины. Мы хотим оставаться мероприятием со своим индивидуальным вкусом и подходом.

Нет никакого смысла повторять путь известных фестивалей вроде Creamfields, Glabalgathering,  Exit и так далее. При выборе артистов мы ориентируемся не только на существующие музыкальные рамки и пропорции - сколько должно быть диск-жокеев, и в каком жанре они играют, например. Нам ещё важно, чтобы и человек был хороший, открытый к сотрудничеству, к совместному достижению чего-то нового. Я вижу именно такие отношения, потому что, абстрагируясь от музыки, Республика Казантип является ещё и политической единицей, задающей тон в регионе Чёрного моря.

Я предпочитаю музыку, которую можно запомнить, напеть, промычать себе под нос.


Почему правительство Республики против слова "фестиваль"?

Потому что это действительно не фестиваль. Республика Казантип - инициатор очень многих мероприятий, и то, о чем мы говорим сейчас – одно из мероприятий, называемое Z19. А вообще проект Республика Казантип проводит спортивные мероприятия Z-Games, музыкальный саммит на территории "Марс", программу живых выступлений "Live in Mars", Бал Принцесс. Есть и отдельный проект "Киностудии Францевича" – целая неделя съёмок короткометражных фильмов. Я могу что-то упустить, но всё это является составляющими единого целого. Таких проектов становится всё больше, и уже сегодня мы знаем, что будет происходить в следующем году, появятся новые, неожиданные, грани этой Республики.

Ты упомянул, что у тебя перед глазами лежит распечатанный лайн-ап. По каким критериям он формировался, сколько времени на это потребовалось?

Мы приступили в начале декабря, но вёрстка происходит до сих пор и будет продолжаться  даже оставшиеся несколько дней. Состав участников формируется не только на основании демо-записи или нашего представления о музыке диджея. Как я уже говорил, для нас важен и сам человек. В процессе переписки и общения, формируется мнение об артисте как о человеке, мы понимаем, насколько интересны друг другу, насколько можем находить общий язык. Казантип – сложный проект, и невозможно ставить его в один ряд с обычными покупателями талантов, коим является любой большой фестиваль, который ходит по рынку агентств, присматривается, и выбирает, кого из артистов хотел бы нанять. Говоря о международных артистах, деньги играют здесь последнюю роль, поэтому я не могу назвать наши отношения с артистами сугубо коммерческими.

Хочу подчеркнуть, что сейчас речь идёт только о больших международных артистах. Что касается русских и украинских артистов, то здесь отношения давно сформировались, и этот вопрос не поднимается. В этом сезоне я предложил посмотреть на сам факт приглашения русских и украинских артистов не как на букинг «за еду» -  есть такое расхожее выражение, а как на некий грант для целевого использования, который выдаётся для того, чтобы артист мог продемонстрировать свои лучшие артистические способности.  То есть несколько меняем угол зрения на взаимоотношения с артистами, мы делаем подарок - приглашаем посетить Казантип за счет Республики.

С какими трудностями приходится сталкиваться в процессе подготовки к новому сезону?

Основная трудность – сбои связи и Интернета, выход из строя iPad и телефонов. На сегодня это самая большая проблема для меня. Сегодня я был предупрежден, что 6 августа, когда сюда приедут гости и начнут созваниваться, мобильная связь в Поповке просто "ляжет" и не будет работать в течение двух суток, потому что местные сотовые вышки имеют определенную пропускную способность, и просто не выдержат «потока».

   

В прошлом году на Ибице Казантип получил премию как "Лучший международный фестиваль". Как это повлияет на проект в нынешнем сезоне?

Это уже повлияло очень сильно. Во-первых, нас пригласили на International Music Summit, прошедший на Ибице в мае, чтобы мы рассказали о нашем проекте. Мы как следует подготовились, сделали презентации, чего Казантип в принципе никогда не делал. Международные коллеги слушали внимательно и с большим интересом. Мы, пожалуй, и сами впервые посмотрели на проект глазами менеджеров, которым  было необходимо коротко и ясно рассказать о Казантипе общественности и специалистам музыкальной индустрии, ничего о нём не знающим. После этой презентации, лично для меня – нового человека в команде – открылось совсем иное видение того, куда я попал, и теперь я оцениваю Казантип более вместительным и инвестиционным проектом, нежели тот, что я видел, приезжая сюда курортником. Поэтому главное, что дала награда – это доверие международного музыкального сообщества к людям, работающим здесь, что позволяет ставить перед собой более серьезные и сложные задачи, говорить о возможностях, о которых раньше и думать не могли.

В чем основные различия между Казантипом и европейскими фестивалями?

Казантип априори совсем иначе выглядит. Как минимум потому, что в отличие от европейских мероприятий у нас нет предпродаж, анонсирующей кампании, которая опирается на громкие лейблы и торговые марки, в которые превратились имена многих диск-жокеев. Мы  больше не смотрим на другие фестивали с завистью, как это было раньше, из-за того, что там много классных артистов. У нас абсолютно другая стратегия - Казантип ради Казантипа.

А в чём преимущества?


В непрерывном диалоге с аудиторией, и, конечно, в бессменном Президенте. Такого характера, такого лидера как у Казантипа нет ни у одного музыкального проекта или фестиваля.

Юра, какой музыке лично ты сам отдаешь предпочтение?


Я люблю synthpop, группу Depeche Mode и всё, что произошло из их творчества. Из современных коллективов, звучащих сейчас и являющих некое культурное продолжение "депешей", могу выделить группу Hurts. А в целом, я предпочитаю музыку, которую можно запомнить, напеть, промычать себе под нос.

Фото предоставлены пресс-центром проекта "Республика Казантип" и Юрием Марычевым.
Текст: Ася Рихтер

Цитата

Вся информация, размещенная на сайте www.fraufluger.ru, охраняется в соответствии с законодательством РФ о защите
интеллектуальной собственности. При цитировании обязательно указание имени автора текста и гиперссылки www.fraufluger.ru.

© Fraufluger
О проектеВакансииКонтактыРекламаАвторизация