Ашберн
17.2 ℃
Пасмурно
1 Октября, Пятница 11:00

Даша Гаузер: "Возможно все!"

Даша Гаузер — один из самых продаваемых российских дизайнеров. Она создала свой бренд с нуля в 2006 году. К тому же нулю приравнивался и ее стартовый капитал. Поначалу шила платья дома и продавала их в ЖЖ. Теперь, спустя всего несколько лет, у нее собственная студия на «АРМЕ» и целый штат портных.

Ее творческая биография — до того складная, что даже ловишь себя на мысли: «не может все быть так просто, она явно чего-то не договаривает». Такая self-made история в современных российских реалиях кажется скорее чудесной сказкой. Но если понаблюдать за ней чуть пристальней (а это несложно: Даша — заядлый блоггер. Ее журнал: gauser.livejournal.com), становится ясно: она просто много работает. За этим мы ее и застали, приехав на интервью: в студии Dasha Gauser проходил кастинг. В перерывах между смотром моделей, мы поговорили с «золушкой» российской моды о ее коллекциях, любимых режиссерах, европейских ресторанах и московских клубах.
Даша Гаузер: "Возможно все!"
Решив, что будешь заниматься дизайном одежды, ты в один день бросила работу. Многие мечтают о подобном, но решаются единицы. Тяжело было отважиться?

Я с детства знала, чем хочу заниматься. Та работа, которую я, в конце концов, бросила, не имела ничего общего с моей мечтой. Там я тоже занималась дизайном - веб, полиграфии, промышленным. В общем, всем дизайном, какой может быть, кроме того, который мне был по-настоящему интересен - одежды. Проработав довольно долгое время, дослужившись до руководителя департамента дизайна, я поняла, что жизнь идет совсем не туда, мечты не сбываются. Бросить все - был шаг осознанный и очень правильный. Я ни разу об этом не пожалела. Даже когда у меня не было денег на метро, я по-настоящему кайфовала от того, что сижу дома, шью свою первую коллекцию и у меня все получается.

Шить училась самостоятельно?

Я шила всегда. Начала еще в школе. Но профильного образования у меня нет, мастерство оттачивала во время работы над первой коллекцией. Шила на простой бытовой машинке, резала пальцы нитками, прокалывала иголками. Шила медленно – на платье уходила неделя. Но зато теперь я досконально знаю весь процесс. Я могу оценивать работу портного, знаю, сколько времени занимает пошив той или иной вещи. Все это я усвоила на собственном опыте.

Теперь, когда с дизайном все получилось - душа требует перемен?

Нет, все четко. Я чувствую, что занимаюсь тем, чем должна. Это дело моей жизни. Возможно, впоследствии я попробую что-то другое. Мне интересна режиссура, фотография, живопись - все-таки я училась на художественно-графическом факультете. Но в любом случае, новое дело всегда будет вторым. Я занята созданием одежды, и так будет всегда.

   

Откуда взялся стартовый капитал? Ты вкладывала собственные деньги?

Да, свои накопления, но они были минимальными. По своей натуре я - холерик. Копить не могу, не умею. К тому же, я "шмоточница" - если увижу красивые туфли, мимо пройти не смогу. Так что все деньги, которые зарабатывала на той нелюбимой работе, тут же тратила. То немногое, что удалось отложить, как раз пошло на покупку ткани.

Ты даже читала лекции о том, как создать свой бренд, не имея ни гроша за душой. Неужели это и правда возможно?

Возможно все! Поверить в это нам мешает зашоренность сознания. Все что нужно – это идти к своей цели и постоянно работать. Но самое главное - понять, что ты хочешь сделать в жизни. Я всегда это знала, но все же потеряла много времени. Иногда думаю: если я хотела шить одежду, зачем вообще пошла на художественно-графический факультет? Ведь когда занимаешься не своим делом, больших результатов все равно не добьешься. Возможно, твои неудачи - это подсказка Вселенной - "Друг, ты идешь не своей дорогой".
 
Прежде, чем заняться дизайном одежды, ты была вполне успешна. Стало быть, Вселенная была совсем не против той нелюбимой тобой работы?

Там не было все так уж хорошо. Да, были деньги, были интересные командировки. Но работать было тяжело психологически. Я очень восприимчива к критике. Когда я что-то делаю, вкладываюсь в это полностью. А если мою работу начинают критиковать, чувство такое, словно ругают твоего ребенка: "Он у тебя плохой, у него, вон, ноги кривые". На меня это мощно действует - я переживаю, плачу, это даже на здоровье отражается.

Но ведь ты ушла в индустрию моды, где не то, что начальник - тут все пытаются тебя критиковать.

Это совсем другое дело. Когда критика исходит от начальства, ты обязан к ней прислушаться. Творчество на этом заканчивается. А если это критика постороннего человека, простого наблюдателя, ты можешь на нее не обращать внимания вовсе и по-прежнему делать то, что считаешь нужным. Но, честно говоря, я до сих пор ни разу не сталкивалась с действительно жесткой критикой. Хотя некоторые замечания были. Вот пример: я постоянно читаю блог Светы Падериной. Она пишет о русских дизайнерах, в том числе и обо мне. И вот однажды я читаю: "Красивые у Даши платья, отличная форма, хорошая композиция, но нет целостности в коллекции". Так это же отлично! Значит, она посмотрела всю коллекцию, прониклась, поняла концепцию и составила собственное мнение. Причем, сказала мне о нем практически в глаза. Это дает стимул к работе.

   

В дизайне у тебя все идет как по маслу, или все же бывают творческие кризисы?

Не то слово! Вот выпустила я зимнюю коллекцию "Александр". В ней я обыгрывала тему мужского гардероба - например, там были перекрученные рубашки, которые превращались в коктейльные платья. Эту коллекцию я люблю безумно, я была от нее в восторге. Но как только я ее выпустила, у меня началась страшная депрессия. Жуткое чувство, когда ты боишься проиграть самой себе в будущей коллекции. Будто ты достиг потолка, того уровня, который уже не перепрыгнешь. И знаешь что, единственный способ справиться с этим - работать еще больше. Поначалу через силу, злясь на себя. Но сейчас, когда у меня уже готовы новые платья, я смотрю на них и думаю: "А ведь ничуть не хуже "Александра". Да я просто фанат творчества Даши Гаузер!"

Кстати, о мужских вещах в женском гардеробе. В этом сезоне многие включили в коллекции псевдо-мужские вещи, но действовали более буквально - объемные пиджаки, ботинки-оксфорды. Как возникла твоя трактовка?

Я представила себе целую историю. Она простая, но особенная. Знаешь, как бывает: девушка встречает мужчину, между ними пробегает искра. Они проводят вместе вечер, а потом она вдруг попадает к нему в квартиру, на мужскую территорию. Возможно, они занялись любовью, или попали под дождь и коктейльное платье этой девушки промокло. Единственное, что она может теперь надеть - мужская рубашка. Я считаю, это невероятно сексуально. Пускай эта рубашка скрывает все прелести, но дарит необычайную свободу. Можно расслабиться, не держать осанку. Я хочу, чтобы в моих платьях девушки чувствовали себя также.

Твои платья носят многие знаменитые красавицы, например, Ляйсан Утяшева. Это по дружбе, или на взаимовыгодных условиях?

Что касается Ляйсан, с ней мы действительно дружим – общаемся, делаем друг другу подарки на дни рождения. А что до взаимовыгодных условий, в нашей стране не принято платить звездам, чтобы они надели платье и тем самым обеспечили тебе рекламу. Наши звезды открыты. Мы бываем с ними на одних мероприятиях, знакомимся, общаемся.

   

Ты работала на "Новой волне" - одевала конкурсантов. Слышала, что проект был для тебя непростым. Начнем с того, что ты сломала ногу. 

Да уж, есть, что вспомнить. Это случилось на третий день. Мы как раз ехали работать. Я была в шлепанцах, и просто подвернула ногу. Когда я услышала хруст, а звук это довольно специфический, поняла, что сломала ногу. Тут же поехали в больницу, сделали рентген, нашли перелом. Мелкий, совершенно нелепый. Но все равно наложили гипс и дали костыли. Больно, кстати, не было – наверное, шок. Зато я в этот день очень многое успела – видимо, на чистом адреналине.

Вторая сложность, с которой ты столкнулась – конкурсантка, которая отказывалась надевать твои вещи. В чем была проблема?

Я выбрала эту конкурсантку по фото – красивая девушка с прекрасным голосом. Но видимо, человек совершенно не осознавал степень ответственности. По-крайней мере, я не знаю, чем еще можно объяснить то, что когда мы запрашивали ее размеры, чтобы сшить костюмы, она сообщила неправильные. Мы приехали на конкурс с готовыми вещами, ни одна из которых ей не подошла. В итоге, она всего лишь один день выступала в платье Dasha Gauser. В остальное время пришлось выкручиваться – у меня же были обязательства, договор. Я считаю, что вещи, в которых ей пришлось выступать, недостойны сцены. Но в любом случае, это был интересный опыт.

На "Новой волне" соревновались не только вокалисты. У дизайнеров ведь тоже был конкурс?

Это вообще довольно комичная, на мой взгляд, ситуация. О том, что среди нас тоже был конкурс, что кто-то оценивал наши костюмы, мы узнали уже в тот момент, когда Максим Рапопорт вышел на сцену, чтобы получить свой приз. Никакого соревнования объявлено не было, никто из дизайнеров о нем не знал. Честно говоря, мы так и не поняли, что это было.

А как у тебя с коллегами отношения складывались? Неужели не было никакой конкуренции?

О какой конкуренции может идти речь, когда все дизайнеры настолько разные? У нас даже клиенты разные, делить нечего. Вообще я считаю, что в нынешней ситуации нам нужно дружить. Особенно, когда ты чувствуешь, что совпадаешь с человеком еще и эмоционально.
Я считаю, есть дизайнеры, которым стоило бы стесняться своего творчества.
Кого из дизайнеров ты выделяешь? А может, есть и те, чьи работы тебе откровенно не нравятся?

Я считаю, есть дизайнеры, которым стоило бы стесняться своего творчества. А они – наоборот, любят говорить о том, что они «лучшие», «ведущие»… Но с другой стороны, я понимаю, что PR бюджеты у нас далеко не как у Марка Джейкобса. В таких реалиях каждый сам себе «пиарщик». Но и по-настоящему талантливых дизайнеров у нас много. Посмотрите показы какой-нибудь европейской недели моды – большинство коллекций очень коммерческие, простые для понимания. А русские дизайнеры на своем творчестве зарабатывать не привыкли. Они «креативят», работают скорее как художники. Это не хорошо, не плохо, это наш русский путь, который отличается от остального мира. Если хотите имен, назову нескольких дизайнеров, которые сочетают в себе качества художников и в то же время, они коммерчески успешны. Это, конечно, Игорь Чапурин, Алена Ахмадуллина, еще мне очень нравится Дима Логинов – его мужские коллекции бесподобны.

Все, кого ты назвала (да и не только они), стремятся на европейский рынок. А ты?

Чтобы двигаться в Европу, обязательно нужны большие инвестиции. Да и подход к шопингу там совсем иной. Русские женщины привыкли одеваться здесь и сейчас, они не ждут распродаж – эта культура у нас только начинает приживаться. Я наблюдала за своей подругой. Она долго прожила в Европе. Так вот возле одного платья она ходила несколько недель. Померила, сфотографировала, дождалась скидки, узнала, будут ли дополнительные скидки, посоветовалась с подругами, учла мужское мнение, подобрала аксессуары… В конце концов, она его купила, но был ли в этом кайф? Для нее – наверное. Это же целая стратегия. А мне так неинтересно. И большинству русских женщин тоже. Платежеспособные соотечественницы нас, дизайнеров, очень радуют. Так что пока и на российском рынке я чувствую себя неплохо.

Как ты оцениваешь вкус и стиль отечественных селебрити?

У эстрадных звезд вкус испорчен изначально. Они не видят разницы между сценой и красной дорожкой – постоянно носят кричащие и блестящие вещи. Многим совершенно необходимо нанимать стилистов. Вот смотришь на каких-нибудь голливудских старлеток: когда-то они ходили в джинсах и растянутых свитерах, а когда за них взялся стилист, стали настоящими дивами. Из положительных примеров – Ингеборга Дапкунайте. Чувство стиля у нее в крови. И конечно, Ксения Собчак – она мне очень нравится.

А в твоем платье можно выглядеть безвкусно?

Любое, даже самое прекрасное в мире платье, можно испортить. Все очень просто: надеваем платье, а к нему какие-нибудь жуткие массивные бусы. Или кожаные перчатки летом – я видела это своими глазами. Любое платье можно испортить даже одним элементом.

   

Как часто тебе удается взять отпуск?

Как минимум дважды в год. У многих дизайнеров есть общая черта – я со многими об этом говорила – после показов они уезжают на море, пить боржоми и восстанавливаться. Это большой стресс, после которого наступает молчание. Молчание души. В этот момент просто необходимо уехать, это такая же потребность, как сон. Последний раз я ездила в Доминикану, мне очень понравилось. К тому же я довольно часто езжу в Европу. Сейчас участвую во многих зарубежных проектах – к примеру, после Russian Fashion Week еду на Неделю моды в Сеул. Такие рабочие поездки я всегда планирую так, чтобы успеть и страну увидеть.

У тебя есть какие-то секретные места в Европе, куда хочется возвращаться вновь и вновь?

В Париже, неподалеку от северного вокзала, есть чудесный ресторан Chez Michel (10, Rue de Belzunce, M  Garedu-Nord, Poissonniere). Он мне даже снится иногда. Там отличный шеф-повар и кухня Прованса. Он довольно известен, пишет кулинарные книги, но все равно лично выходит к гостям, общается с ними. Там фантастически вкусно кормят. Для меня вообще еда имеет большое значение. Поскольку с языками у меня неважно, страну узнаю именно через кухню. Знаешь, в  Китае настоящий культ еды. Поход в ресторан – настоящее событие. В этом отношении я – самый настоящий китаец.

А в Москве есть любимые места?

Буквально на днях была с подругой в ресторане DoDo. Там все очень вкусно. Если ты заказываешь рыбу днем, значит, ее привезли вчера ночью. Незамороженную, прямиком с Балтики. Еще мне нравится ресторан "Чернышевский". Там отличная кухня и он находится неподалеку от моей студии. Мне хорошо в "Солянке" - там приятная атмосфера. Я очень любила клуб The Most. Главным образом потому, что у меня с ним были связаны хорошие воспоминания – там проходили наши after-party и фотосъемки.

Ты сказала, что интересуешься режиссурой. Значит, часто смотришь кино. Какое?

Я - настоящий киноман. У меня даже есть некий план – я смотрю минимум два фильма в день. Этот план был насильно внедрен в мое сознание другом – он режиссер. Но я этому очень рада. Назвать любимые фильмы вряд ли смогу, их много. Скорее, любимых режиссеров – это Вуди Аллен, Вонг Кар Вай, Андрей Тарковский. Особенно люблю Тарковского. Для меня его фильмы – как медитация, мне хорошо с первых кадров.

Если задуматься, русские дизайнеры и современные российские режиссеры в чем-то похожи. И вас любят поругать, и их – мол, мода и кино у нас лишь зарождаются и часто вторичны. А что ты думаешь о новом русском кино?

Я считаю, что современные русские фильмы – это чаще всего что-то, пригодное для просмотра после тяжелого рабочего дня с бутылкой пива и бутербродом. Что тут поделаешь – на это есть спрос. Недавно я пересмотрела "Мой друг Иван Лапшин" Алексея Германа. Вот это настоящее кино, там над каждой сценой работали. Да что далеко ходить – возьмем "Брат" или "Брат 2". Эти фильмы повлияли на людей. Те же костюмы – я помню, после "Брата" все ходили в растянутых свитерах. Да я сама ходила. Но вообще, я в русское кино верю. У нас много прекрасных режиссеров - меня очень впечатляет Звягинцев. По-моему, в кино, как и в дизайне, главное – делать продукт качественно, не на коленке и не только ради денег, вкладывать в него душу. Вот тогда точно не станешь однодневкой.

Цитата

Вся информация, размещенная на сайте www.fraufluger.ru, охраняется в соответствии с законодательством РФ о защите
интеллектуальной собственности. При цитировании обязательно указание имени автора текста и гиперссылки www.fraufluger.ru.

© Fraufluger
О проектеВакансииКонтактыРекламаАвторизация